Читайте также

Сергей Кудрявцев, кинокритик: «Прежняя критика никому не нужна, а современной может заниматься любой и вообще без образования»

Сергей Кудрявцев относится к той породе кинокритиков, которые не прячутся от своей аудитории и всегда готовы вступить в диалог. Доказывая, что талантливый человек может проявить себя не в одной-единственной ипостаси, в беседе с «Немного светлее» мастер острого слова и автор полудесятка книг рассказал о том, почему хочет быть продюсером, молодым критикам не стоит идти во ВГИК, а критики постарше не получают денег.

 

Вы помните свою рецензию, с которой началась ваша жизнь кинокритика?

 

– Поскольку я начал печататься, ещё учась в десятом классе школы, то нетрудно вспомнить, что первая рецензия была посвящена фильму «Точка, точка, запятая…» Александра Митты, и её опубликовала в феврале 1973 года газета «Комсомолец Забайкалья». Также была потом напечатана рецензия на «Урок пения» Наума Бирмана, а ещё – два моих отзыва о местных спектаклях. Один из них – постановка «Физиков» Фридриха Дюренматта. Если же считать московскую прессу, то мне долго не удавалось ничего напечатать. Пожалуй, первая из рецензий в столичной газете «Культура» – на телефильм «С вечера до полудня» Константина Худякова по пьесе Виктора Розова. Было это в феврале 1982 года.

 

Критика для вас сейчас – это любимое дело или отточенное ремесло?

 

– Критикой в привычном понимании слова я не занимаюсь шесть-семь лет, потому что меня не печатают. Но если то, что я пишу в интернете, всё-таки считать критической деятельностью… Мне всегда нравилось писать о том, что самому действительно понравилось в кино. Работа на поток вроде бы повышает профессионализм критика, однако иссушает и лишает души. Теперь я практически лишён необходимости демонстрировать своё ремесло. Отточенным, кстати, я никогда его не считал. Хотя и относительно того, что критика – любимое дело, у меня давно возникли сомнения. Я ощущаю собственную нереализованность и невостребованность. Правда, есть постоянные и верные читатели, которые пытаются разубедить меня в этом.

 

Можно ли профессионально работать критиком и не искать заработка в других сферах?

 

– Раньше можно было прожить на заработок критика. Ныне же количество изданий резко сократилось, а с другой стороны, решительно расслоилось. Есть те критики, которые получают большие гонорары. И есть те, кому достаются смехотворные суммы за публикации. Я вот уже четыре с половиной года фактически работаю на сайте «Кинопоиск» лишь в качестве специалиста по справочной информации в области кино. Других доходов практически не имею.

 

Что вы можете порекомендовать в этом отношении тем, кто хотел бы стать кинокритиком?

 

– Уже не раз мне приходилось отговаривать желающих поступать во ВГИК или в подобные заведения. Прежняя критика почти никому не нужна. А современной критикой может заниматься любой человек – и вообще без образования. В виде хохмы поведаю о том, что после моего увольнения с одного ресурса, где я много писал о кино, потом это делал юноша из отдела спорта.

 

Разделяете ли вы оперативную кинокритику и академическую?

 

– Я бы делил кинокритику на текущую, которая обозревает репертуар, и более свободную в выборе предмета описания. Есть ещё историки кино, киноведы широкого профиля, теоретики… Меня лично всегда сковывали какие-то рамки: мне в равной степени было интересно заниматься и составлением фильмографий, и написанием рецензий, и подготовкой теоретических исследований. Надо всё делать с любовью и увлечённо, а не по необходимости.

 

Согласны ли вы с тем, что кинокритика направлена в первую очередь на потребителя – массового зрителя?

 

– Смотря какая кинокритика… Но даже те, кто заявляет, что пишет для массового читателя-зрителя, нередко боятся напрямую общаться с публикой. И прежде критики были как бы отдалены и в немалой степени защищены от ответной критики со стороны читателей. А теперь любой может нахамить и оскорбить в интернете. Поэтому даже признанные авторы из критического цеха не рискуют выходить на контакт с аудиторией или довольно быстро сворачивают своё онлайновое общение. Мало кто всерьёз воспринимает культуртрегерскую миссию, поскольку нужно долго, терпеливо и упорно хоть как-то образовывать зрителей и по возможности способствовать формированию их эстетических вкусов в сфере кино. Впрочем, вкусы и критерии при подходе к искусству существенно изменились в худшую сторону у самих критиков.

 

Почему мнения кинокритиков и мнения публики зачастую оказываются диаметрально противоположными?

 

– Они и должны быть противоположными, потому что публика преимущественно оценивает с точки зрения «нравится – не нравится», а критики должны хоть как-то обосновать свою более профессиональную позицию, проанализировать произведение не само по себе, а в широком кинематографическом, культурном и историческом контексте. Впрочем, и у них это происходит всё реже и реже.

Почему же при этом публика всё же прислушивается к мнению критиков?

 

– Смотря какие зрители и к каким критикам. Дело это исключительно субъективное и индивидуальное, зависит от конкретных случаев. Я сам порою не знаю, как лично отреагирую на фильм, который собираюсь посмотреть.

 

Как вы оцениваете текущую деятельность Гильдии киноведов и кинокритиков России?

 

– Не знаю. Я официально вышел из состава Гильдии и из Экспертного совета в июне 2007 года, будучи чаще всего не согласным с тем, кого и как поддерживают их члены, присуждая премии «Белый слон».

 

Однажды вы заявили: «Лучше умереть, чем идти на поклон к Михалкову». Почему такая неприязнь к этому деятелю?

 

– Честно говоря, я даже не помню, из какого контекста вырвана данная фраза. Зачем мне вообще идти на поклон к Михалкову? Что он вообще может мне дать? Да и мне не надо ничего от него – кроме того, чтобы добровольно ушёл с поста председателя Союза кинематографистов России, который он занимает уже шестнадцатый год.

 

Есть ли молодые актёры и режиссёры, которых вы могли бы назвать надеждой России?

 

– Раздавать щедрые авансы при отсутствии молодого поколения в российском кинематографе и при затяжном, более чем двадцатилетнем кризисе киноотрасли, которая не может нормально существовать при сложившейся системе производства и особенно проката фильмов, по крайней мере, наивно, если не глупо. Мне нравятся некоторые творцы, но им приходится очень трудно, поскольку нынешняя власть денег во много раз хуже прежней власти цензуры.

 

Существует мнение, что критиками становятся те, кто не добился успехов в том, что он критикует. Согласны ли вы с такими высказываниями?

 

– Я начал печататься в семнадцать лет. Видимо, уже тогда я понял, что не добился никаких успехов в кинематографе. Если же серьёзно, то критика – это склад ума. Это способ анализа искусства. Это саморефлексия искусства, которое пытается хоть что-то понять о себе.

 

Если я не ошибаюсь, вы заявляли о намерениях снять собственный фильм. Вы хотели бы выступить режиссёром или сценаристом?

 

– Мало ли чего я хочу… У меня есть много интересных проектов – своих и чужих. Но кто ж даст на это деньги?! Я больше хотел бы быть не режиссёром, а художественным руководителем, говоря по-современному, креативным продюсером.

 

Что ещё значится в ваших планах на ближайшие три года, поделитесь секретами?

 

– Дождаться пенсии – как раз три года осталось! – и уйти на покой. Шучу, конечно. Ведь критика лишь могила исправит.

 

Что для вас «хорошо»?

– Если речь о кино, то наличие вот этого самого кино в очередном просматриваемом фильме, что встречается крайне редко, способность данного произведения вызвать у меня множество мыслей по поводу и без повода, интересность и увлекательность рассказываемой истории.

Интересное

Другие новости раздела